• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: размышлизмы (список заголовков)
00:34 

Вдовы по четвергам

Как говорил Остап Бендер, если в стране ходят денежные знаки, значит, должны быть люди, у которых их очень много.

Этот фильм про таких людей. Живут они обособленно, в районе, территория которого огорожена внушительной стеной, напоминающей тюремную, охрана, камеры. Народу живёт там мало, все друг друга знают. Как живут в этой клетке?
читать дальше



@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

21:26 

Ночь карандашей

Дёрнуло меня посмотреть вчера ночью фильм этот.

В 1976 году в Аргентине к власти пришли военные и решили "реорганизовать" систему. 16 сентября и произошла "ночь карандашей" - ночью из домов забрали 10 парней и девушек (16, 17 и 18 лет) и увезли в неизвестном направлении. Страшное их преступление состояло в том, что в составе союза учащихся они добились бесплатного проездного для тех же учащихся. Хотя были среди них и революционно настроенные, но факт фактом - стоило организовать пикет и по-детски завесить плакатами ночью стены родных школ, и всё. Конечно, они были не единственными, школьников (уже начиная с 14 лет) забирали несколько ночей, потом дошло и до взрослых.

читать дальше


@темы: кино, размышлизмы, чердаки и подвалы

22:02 

Amor, dolor y veciversa / Violonchelo

Виолончель может звучать по-разному.

Уверенно и спокойно, как летний день, как объятие.

Медово-тягуче, тяжеловато, как душное счастье во сне.

С угрожающим гудением подбирающегося роя, как одержимость.

Хрипловато и мучимо, как требование адреналина.

Невыносимо прокатываясь басом по нервам, как кошмар.

А финальная нота тает долго, и странно, что всё кончилось и кончилось так.

Любовь оставили скрипке, она поплакала в стороне от этого душного потока, то ли об уничтоженной любви, то ли о случайности, которая родила обманчиво спокойное вступление.

Виолончель захлестнула рекой, протащила, не сильно заботясь, и выбросила на берег то, что осталось, улыбнувшись вожделенным воссоединением скрипке. Пусть кровью, пусть взглядами, но вот оно, можно плакать.


@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

22:35 

Alleluia! The Devil's Carnival

Ну вот и дождались второго Карнавала. Мысли не улеглись, поэтому будет, как обычно, набор мыслей.

В этой части война с небесами только становится неизбежностью. Фактически, мы остаёмся на её пороге.
читать дальше


@темы: кино, музыка, размышлизмы, чердаки и подвалы

23:38 

Сотников

Удивительная для своего даже времени книга. Понятно, что публиковать её, да и писать, в тот момент, когда идея пришла, было нельзя Быкову.
А пришла идея в 1944 году, на фронте. Узнал лейтенант Быков в пленном бывшего однополчанина. Пришлось поговорить. Оказалось, человек был ранен, попал в концлагерь и согласился пойти на сотрудничество, так сказать, в полицаи записался. Всё искал случая сбежать, но с каждым днём только увязал. Пока не попал уже к своим в плен.
Тогда Быков и задумал написать, по его словам, о человеке перед лицом бесчеловечных обстоятельств.

читать дальше



@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино

21:19 

Viva Cuba

Я не знаю, кто придумал это название для Кубы - "остров свободы". Наверное, не те, кто назвали тамошний остров тюрем островом молодости.

Но там есть свобода. И в фильме тоже есть она. Фильм жжётся и после него жутко холодно. Мне.

Там много волшебного. Куба - не Куба без чудес. Потому будут звёзды и расцветание засохших растений.

Куба - не Куба без людей. Потому там будут люди. И люди эти - дети Кубы. Почему Кубы? Они с ней растут и живут больше, чем с родившими.

Куба - не Куба без грызни. Она цветёт буйно, политая кровью. Родичи детей принадлежат к разным лагерям. И уже революция - тёмное прошлое, для них тёмное. И то, чем они гордятся так - не их. Но грызться они не перестанут. И ладно бы сами, но они душат. Как лианы-паразиты. Оплетают и душат людей.

Будет дорога. Будет дружба и душа будет.

И Куба для них - они. Те, кого они любят. И обещание о том, что их друг от друга не оторвут. Это больше острова, который надо пройти, чтобы остаться.

Куба, когда ж ты прекратишь убивать своих детей.


@темы: кино, размышлизмы, чердаки и подвалы

20:38 

Маугли

Была у меня в детстве эта книга. В мягкой зелёной обложке с шикарными иллюстрациями графичными. Читала я её раза два до десяти лет, с огромным интересом, каждое слово впитывая, но ничего, кроме сюжета, не воспринимая. Идеи, помню, как-то больше из мульта доходили до меня, нашего мульта, диснеевский я много позже посмотрела.
читать дальше


@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

21:47 

Царь горы

Почему царь? Сия тайна мне неведома.
Надо сразу сказать, испанский этот "триллер и ужастик" об охоте на людей от привычных, американских, штампованных (но помним, не все американские триллеры - штамповка) разительно отличается. Понятны мне теперь расстроенные и обиженные "а гдеееее?!" в отзывах немногочисленных. Действительно, тут надо все привычности задвинуть куда подальше.
Нас не будут пугать. Нам покажут страшные вещи, покажут, но пугать ими не будут. Всё будет обычно, буднично. Просто. Только читай, даже удивительно, что не все прочли. Хотя чего я выкабениваюсь, я сама далеко не всё прочла из этого простого.

Но меня радует, как удалось ускакать из штампов.

читать дальше

@темы: кино, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:25 

Plata quemada

00:19 

Maybe I, maybe you

00:18 

Если уж не написать, то рассказать хотя бы

Вот этот злой вальс в голове. Чего только не видится, силуэты, тени в улочках и ныряющие в подъезды, общность разобщённых. Алоизия, которая так смело идёт по своей ещё тоненькой-тоненькой части мелодии. И думает, что уже всё. Уже в благополучном карнавале. Ан нет. Всё осыпается, мелодия рушится и издеваться не получается хорошо и долго, маска ещё не приросла. А Моцарт напоминает, что и она живая. Так что делать? Бежать. В маскарад. А ему оставаться живым, хоть и с Розами.

Злой вальс

Другой ракурс. Посмотрим на выражения масок. Но осколочность слепую, на раскалённость дрожащую. И всё это дребезжит и постукивает жестью. На Алоизию подольше посмотрим. Но попытки живого.

@темы: Моцарты, видео, музыка, размышлизмы

22:27 

Ещё одна идейка

01:51 

Сальвадор

16:07 

Intacto

Ну, что сказать. Первый фильм Сбаральи после Денег. Это не историчность, и за него он себя не ругал. Получается, и как снялся, не заметил?) Вряд ли, первая работа в Испании всё ж, битвы за акцент с акцентом.)
читать дальше

@темы: кино, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:01 

Plata quemada "за кадром"

02:00 

Так, просто

01:35 

Хребет дьявола

Долго я его носила с собой. Я и о Лабиринте, помню, не могла путного сказать ничего, а тут мысли понабежали. Хоть и о Лабиринте надо набраться сил и рассказать подробненько. А пока очень раздёрганное и бессвязное о "Хребте дьявола".

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

23:15 

Карнавальная кабарешность или кабаретный Карнавал

Вот и Басня. Спасибо тебе ещё раз, Кузина, за неё.
___________________
- Басни – это же всё неправда. – Как-то слишком тоскливо в покорности замечает сидящая на полу в шатре Люцифера девочка лет пяти.
- Хочешь быль вместо басни? – странно блестя глазами в темноте, вопрошает хозяин.
Девчонка, сжимая нитку синего воздушного шарика, доверчиво распахнула глазёнки, а Люцифер, по пути задумчиво хмурясь, опустил ресницы, откладывая Эзопа куда-то в сторону, во мрак:
- Жила некогда стая воробьёв, которые только и умели, что выклёвывать глаза. Делали это с кем ни попадя – сороками, синицами и даже вОронами; зверями и людьми. И вот никто не знает, откуда, но затесался в эту стаю соловей. Он только и умел, видишь ли, что петь. – Дьявол странно ласково усмехается куда-то себе в коготь.
- Как его ни упрекали воробьи, как ни требовали от него увечий, он так и не оказался на них способен. Разумеется, воробьям тоже выклёвывали глаза – в отместку – и скоро соловей со своими песнями казался среди кровавой ереси. Ему проткнул клювом крыло. Не отличив от воробьёв, и он лежал в траве, пока не умер. И пел.
Девочка смотрела тихо и благодарно, ещё постигая простоту неловкой оповеди. За стеной шатра раздался какой-то грохот, и девочка испуганно бросилась к Люциферу.
- Это моя мама, - едва слышно прошептала она. – Ты же меня спрячешь?

__________________________

Позади всасывающей пустотой слепил глаза свет. Он шагнул на перетёртый песок, под чёрное небо. Чёрное небо тоже дарило свет. Света было немного, повсюду темнота клубилась живыми, сбившимися в непонятном заговоре в стайки, тенями. Сквозь эти тени прорывался чей-то взгляд. Или ему только казалось так, растревоженному отсутствием на песочной, пустой и ждущей чего-то равнине прогоревшего запаха людской боли и страдания.

Люди. И тут. Он замер.

Двинуться с места заставила тень потерянного, вырванного с корнем и теперь сверкающего безупречной чистотой как свидетельством самой изощрённой пытки - лишением жизни - совсем новенького его аккордеона.

Он поднял его как умершего ребёнка поднимают - боясь сделать больно больше, чем когда-либо. Чёрное небо стало черней, дымилось болью и страхом за изуродованных их. Не в песке, вязком от крови, натёкшей с перебитой руки, было дело, нет, эта вот саванная чистота, прибранность того, что было - ты... Отрезали...

Свет бил в спину, но дыма и боли он навидался, привык. Взгляд улыбался откуда-то от теней, когда ремни аккордеона безжизненно легли на плечи.

И вдруг обняли. Дружески, крепко, а один перетёрт малость. Прибранность слетала дешёвым конфетти, открывая настоящее, на которое только бы решиться.

Взгляд прожигал руку, напряжённый, и когда в тишине пыльно-кровавой зазвучала мелодия, когда дымное больное небо нахмурилось боли, свет пропал. Но взгляд забыл торжество и смех, потому что его встретила улыбка, широкая, детская, немыслимая тут и в исчезнувшем свете. Совсем свободная и добрая, перед которой боль бессильна, не отступая.

Все слова и планы рухнули. Или выстроились? За мелодией из пеплового песка вырастали корёженные железки каруселей и заклинивающие через раз колёса обозрения засыпали аккордеониста в трауре этим песком. Он шёл среди печального железного лязганья, под хлопки рваных тентов и полотен плохо закреплённых палаток. Его можно было найти по следам - кровавым тёплым каплям среди потерянности вырастающего вокруг Карнавала или по отчаянной мелодии, уводившей куда-то к открывающемуся и здесь горизонту.

Взгляд застыл, провожая. Всё так, как надо - он будет играть. И, играя, говорить со всеми, кто так ждал от него славы и доблести.
Умирать, не умирая, объяснять тем, кто не слышит. Но играть.

Из песка под неведомым светом ночного бессолнечного неба вырастали железные лианы, сплетаясь где-то сверху, они распускались зеркально-черными цветами. Едва распустившись, цветы стыли в металлической неподвижности, некоторые опадали, оставляя по себе стальные копья решёток и заборов, увитых умирающими ржавыми плющами цепей. Кое-где сгнившими отяжелевшими фруктами висели замки.

Невидимый шелестящий дождь мягко перебирал полотнища палаток и тентов, по которым всползали потрёпанные уже где-то краски. Край хлестнул идущего по лицу, оставляя цветной поцелуй. Он не заметил, поцелуй Карнавала поплыл от пота и слёз, а по набрякшему красным песку, по его следу, из темноты выходили тени.

Они шли за мелодией аккордеона вовсе не как крысы за гамельтонской дудочкой, они болели вместе с ним и с ним глохли от близких разрывов и стрёкотов, совсем здесь слившихся с хлопаньем парусины. Им было больно смотреть на тусклые краски Карнавала, словно вся разорванность внезапного конца светилась в них.

...За плечом Люцифера раздался деликатный кашель:
- Прикажете утвердить правила?... Ну должен же кто-то следить за порядком в этом бардаке.












запись создана: 29.12.2015 в 23:19

@темы: чердаки и подвалы, фанфы, размышлизмы, музыка, кино

19:51 

Пересмотрела "Чужую"

Хорошо, что к ней вернулась. А то бы не узнала, что ужасно поэтичный это фильм. Забавно - реализм реализмом, а поэтичный. И почему-то самыми поэтичными моментами мне показались ночные разъезды и четвёрка молодых теперь уже точно отщепенцев в проёмах старинной башни, которая прячет историю своего появления ото всех, даже и от них. А ещё там клавиши были хорошие.

В этой картине Джоанна Хогг даже, оказывается, сделала шаг от своей манеры "тут забыли камеру" к постановочному кино, в котором скользят всё же "случайные" сцены. Смотрится легче в разы, чем "Архипелаг", но верится нисколько не меньше, потому что и в такой, более привычной зрителю, манере Джоанна остаётся собой и показывает нам нас. Не историю о нас, а нас.

Беспорядочные, обычные события одного тяжёлого, для многих героев в чём-то последнего, лета. Удивительно лишённая любви жизнь.

Мне очень нравится диалог Анны с Оукли, когда они сидят на площади. Кстати, Оукли - единственный "говорящий" из молодёжи, если можно так сказать. Мы его видим. А вот из "отцов" раскрываются все.
Да, к диалогу. Это очень красивая была бы поэма или хоть стиш, к слову о поэтичности, - когда старший пытается научить отчаявшегося без любви младшего и не любить вовсе, но жить себе "как все", а в процессе о том тошно становится старшему говорить. А младший по молодости давит на мозоли, но в противовес репутации эгоистичной дряни, не только без намерения, но и сожалением, что больно сделал.

Мне нравятся клавиши. Мне нравятся худющие плечи Томаса и Тома и "приличные" брюки, метущие пыль. Мне нравится Эмма, эхается над её Бадж. Мне нравится, что самую мерзостную сцену Джоанн смягчила, как могла, по-режиссёрски. Не для зрителя. И чуткость её жестокая, когда она при ней давала крупный план Эммы, хотя с чего бы. Отсутствие любви.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

17:55 

Куба

Пусть все книги о Кубе будут в одном посте. Потому что тема особая, а авторы с ходу начали меня радовать.

Леонардо Падура "Прощай, Хэммингуэй!"

Кристина Гарсия "Кубинские сновидения"

@темы: us two, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

Его Величество Случай

главная