Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: размышлизмы (список заголовков)
01:35 

Хребет дьявола

Долго я его носила с собой. Я и о Лабиринте, помню, не могла путного сказать ничего, а тут мысли понабежали. Хоть и о Лабиринте надо набраться сил и рассказать подробненько. А пока очень раздёрганное и бессвязное о "Хребте дьявола".

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

23:15 

Карнавальная кабарешность или кабаретный Карнавал

Вот и Басня. Спасибо тебе ещё раз, Кузина, за неё.
___________________
- Басни – это же всё неправда. – Как-то слишком тоскливо в покорности замечает сидящая на полу в шатре Люцифера девочка лет пяти.
- Хочешь быль вместо басни? – странно блестя глазами в темноте, вопрошает хозяин.
Девчонка, сжимая нитку синего воздушного шарика, доверчиво распахнула глазёнки, а Люцифер, по пути задумчиво хмурясь, опустил ресницы, откладывая Эзопа куда-то в сторону, во мрак:
- Жила некогда стая воробьёв, которые только и умели, что выклёвывать глаза. Делали это с кем ни попадя – сороками, синицами и даже вОронами; зверями и людьми. И вот никто не знает, откуда, но затесался в эту стаю соловей. Он только и умел, видишь ли, что петь. – Дьявол странно ласково усмехается куда-то себе в коготь.
- Как его ни упрекали воробьи, как ни требовали от него увечий, он так и не оказался на них способен. Разумеется, воробьям тоже выклёвывали глаза – в отместку – и скоро соловей со своими песнями казался среди кровавой ереси. Ему проткнул клювом крыло. Не отличив от воробьёв, и он лежал в траве, пока не умер. И пел.
Девочка смотрела тихо и благодарно, ещё постигая простоту неловкой оповеди. За стеной шатра раздался какой-то грохот, и девочка испуганно бросилась к Люциферу.
- Это моя мама, - едва слышно прошептала она. – Ты же меня спрячешь?

__________________________

Позади всасывающей пустотой слепил глаза свет. Он шагнул на перетёртый песок, под чёрное небо. Чёрное небо тоже дарило свет. Света было немного, повсюду темнота клубилась живыми, сбившимися в непонятном заговоре в стайки, тенями. Сквозь эти тени прорывался чей-то взгляд. Или ему только казалось так, растревоженному отсутствием на песочной, пустой и ждущей чего-то равнине прогоревшего запаха людской боли и страдания.

Люди. И тут. Он замер.

Двинуться с места заставила тень потерянного, вырванного с корнем и теперь сверкающего безупречной чистотой как свидетельством самой изощрённой пытки - лишением жизни - совсем новенького его аккордеона.

Он поднял его как умершего ребёнка поднимают - боясь сделать больно больше, чем когда-либо. Чёрное небо стало черней, дымилось болью и страхом за изуродованных их. Не в песке, вязком от крови, натёкшей с перебитой руки, было дело, нет, эта вот саванная чистота, прибранность того, что было - ты... Отрезали...

Свет бил в спину, но дыма и боли он навидался, привык. Взгляд улыбался откуда-то от теней, когда ремни аккордеона безжизненно легли на плечи.

И вдруг обняли. Дружески, крепко, а один перетёрт малость. Прибранность слетала дешёвым конфетти, открывая настоящее, на которое только бы решиться.

Взгляд прожигал руку, напряжённый, и когда в тишине пыльно-кровавой зазвучала мелодия, когда дымное больное небо нахмурилось боли, свет пропал. Но взгляд забыл торжество и смех, потому что его встретила улыбка, широкая, детская, немыслимая тут и в исчезнувшем свете. Совсем свободная и добрая, перед которой боль бессильна, не отступая.

Все слова и планы рухнули. Или выстроились? За мелодией из пеплового песка вырастали корёженные железки каруселей и заклинивающие через раз колёса обозрения засыпали аккордеониста в трауре этим песком. Он шёл среди печального железного лязганья, под хлопки рваных тентов и полотен плохо закреплённых палаток. Его можно было найти по следам - кровавым тёплым каплям среди потерянности вырастающего вокруг Карнавала или по отчаянной мелодии, уводившей куда-то к открывающемуся и здесь горизонту.

Взгляд застыл, провожая. Всё так, как надо - он будет играть. И, играя, говорить со всеми, кто так ждал от него славы и доблести.
Умирать, не умирая, объяснять тем, кто не слышит. Но играть.

Из песка под неведомым светом ночного бессолнечного неба вырастали железные лианы, сплетаясь где-то сверху, они распускались зеркально-черными цветами. Едва распустившись, цветы стыли в металлической неподвижности, некоторые опадали, оставляя по себе стальные копья решёток и заборов, увитых умирающими ржавыми плющами цепей. Кое-где сгнившими отяжелевшими фруктами висели замки.

Невидимый шелестящий дождь мягко перебирал полотнища палаток и тентов, по которым всползали потрёпанные уже где-то краски. Край хлестнул идущего по лицу, оставляя цветной поцелуй. Он не заметил, поцелуй Карнавала поплыл от пота и слёз, а по набрякшему красным песку, по его следу, из темноты выходили тени.

Они шли за мелодией аккордеона вовсе не как крысы за гамельтонской дудочкой, они болели вместе с ним и с ним глохли от близких разрывов и стрёкотов, совсем здесь слившихся с хлопаньем парусины. Им было больно смотреть на тусклые краски Карнавала, словно вся разорванность внезапного конца светилась в них.

...За плечом Люцифера раздался деликатный кашель:
- Прикажете утвердить правила?... Ну должен же кто-то следить за порядком в этом бардаке.












запись создана: 29.12.2015 в 23:19

@темы: чердаки и подвалы, фанфы, размышлизмы, музыка, кино

19:51 

Пересмотрела "Чужую"

Хорошо, что к ней вернулась. А то бы не узнала, что ужасно поэтичный это фильм. Забавно - реализм реализмом, а поэтичный. И почему-то самыми поэтичными моментами мне показались ночные разъезды и четвёрка молодых теперь уже точно отщепенцев в проёмах старинной башни, которая прячет историю своего появления ото всех, даже и от них. А ещё там клавиши были хорошие.

В этой картине Джоанна Хогг даже, оказывается, сделала шаг от своей манеры "тут забыли камеру" к постановочному кино, в котором скользят всё же "случайные" сцены. Смотрится легче в разы, чем "Архипелаг", но верится нисколько не меньше, потому что и в такой, более привычной зрителю, манере Джоанна остаётся собой и показывает нам нас. Не историю о нас, а нас.

Беспорядочные, обычные события одного тяжёлого, для многих героев в чём-то последнего, лета. Удивительно лишённая любви жизнь.

Мне очень нравится диалог Анны с Оукли, когда они сидят на площади. Кстати, Оукли - единственный "говорящий" из молодёжи, если можно так сказать. Мы его видим. А вот из "отцов" раскрываются все.
Да, к диалогу. Это очень красивая была бы поэма или хоть стиш, к слову о поэтичности, - когда старший пытается научить отчаявшегося без любви младшего и не любить вовсе, но жить себе "как все", а в процессе о том тошно становится старшему говорить. А младший по молодости давит на мозоли, но в противовес репутации эгоистичной дряни, не только без намерения, но и сожалением, что больно сделал.

Мне нравятся клавиши. Мне нравятся худющие плечи Томаса и Тома и "приличные" брюки, метущие пыль. Мне нравится Эмма, эхается над её Бадж. Мне нравится, что самую мерзостную сцену Джоанн смягчила, как могла, по-режиссёрски. Не для зрителя. И чуткость её жестокая, когда она при ней давала крупный план Эммы, хотя с чего бы. Отсутствие любви.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

17:55 

Куба

Пусть все книги о Кубе будут в одном посте. Потому что тема особая, а авторы с ходу начали меня радовать.

Леонардо Падура "Прощай, Хэммингуэй!"

Кристина Гарсия "Кубинские сновидения"

@темы: us two, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

02:14 

Визуализация "Blueeyedboy"

У меня безумная идея. Я визуализирую "Blueeyedboy". И, должна признаться, исполнение так же безумно, как идея.
Да, должна предупредить о некоторых сложностях с визуализацией этого романа.
Большинство героев будут расти, взрослеть, а кто-то и стариться на наших глазах, так что в идеале следует, конечно, подбирать лица, так сказать, "до и после". Но я от идеала далека, потому отталкивалась от самих лиц, и так уж получилось, что персонажи "застряли" одном из своих возрастов. Это первая сложность.
Вторая - в романе очень мало описаний внешности. Чаще герои описываться будут внешне очень скупо, но богато привычками и поведением. Потому лица выглядят не так, или не совсем так, как должны. А как должны? Тут фантазии помогут характеристики из романа.

Кажется, всё со сложностями. Итак...

Лица

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

21:14 

"Республика ШКИД" и школа им. Достоевского. Казалось бы, при чём тут Юрский?

А вот при чём. Недавно дошли у меня руки до фильма "Республика ШКИД". И вот что хочется сказать.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино, видео

21:20 

Фырчание про вредность сравнений

Не надо сравнивать Вольтера и Тима Бартона. Не надо. По двум причинам.
Во-первых, Вольтеру это воспринимается как личное оскорбление и огорчительно. Потому что Тим для него не просто Человечище, а Человечище, который жить помогает, а потому сравнения не мыслит.
И, во-вторых, их сравнивать - всё равно что чернила с кофе. И то, и то - жидкости. И то, и то - тёмные. И? И всё, больше нет признаков для сравнения, и совершенно невозможно понять, что лучше.
Так и они. Оба аниматоры, оба к готике всей душой, ну и всё. Потому что это не просто разные миры, это иногда диаметрально противоположные миры. И содержание, и форма, в которой оно выражается, очень разные.
Если проводить мне привычные аналогии с литературой, то жанр Вольтера - антиутопия, в чистом виде, причём антиутопия души, без такой уж упёртости в социум. Первое его детище, Чи Чан, живёт в 3000-м году в Нью-Йорке. А вот Тим - это сказка-новелла-быль-легенда.
Тим создаёт новые миры, они похожи на наш, но лучше. Хоть вид имеют, нас привыкший пугать. И, с нашим миром соприкасаясь, делают лучше и его или показывают, что лучше можно быть.
Вольтер говорит только о том, что вокруг, заметафоризировав всё это в индийский ад, восьмиглазого кота или скелетик обезьяноящера. Мы такие есть и будем. Так же художник будет с каждой идеей умирать, извергая сердце, а с новой идеей будет открываться новая пара глаз, так же странное, но живое, часто выкидывают на свалку, да и там техника его забивает, так в себя не превратив.
Они очень разные. И связаны гораздо теснее, чем можно думать. Фактически, Вольтер признавал, что сорванной работой над "Кошмаром перед Рождеством" обязан своим именем как аниматора. Да, это случилось через безденежье, голод и отказы, отказы, отказы, и невозможность работать в какое-то время. И не работу с Тимом. Но это случилось.
И я совсем не профессионал, но просто маленькое замечание зрителя в заключение. Тим пользуется холодными цветами. Стоит отключиться от формы и попробовать увидеть только цвета, и тёплых не найдёшь. Даже яркие краски Города Рождества словно присыпаны чёрным, затемнены. А всё вместе - удивительно тепло получается. А у Вольтера цвета тёплые, хоть он их намеренно грязнит, но тёплые и фактурно мягкие, любимая связка его - песочный, багровый, чёрный. А вместе всё - ужасно тревожно смотрится, болезненно. Даже чёрно-белый Odokuro, вовсе без теплоты цвета.
Они разные. Они хорошие. Не надо сравнивать.

@темы: us two, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:18 

Прощание

20:44 

Джакомо Джойс

"Джакомо Джойс" Джеймса Джойса

Впервые знакомлюсь с "потоком сознания". Добралась наконец.
Но оставим форму.
У меня такое чувство, будто я прошлась по некоему дому, заглядывая в двери. Дом этот особенный - двери его ведут не в залы и комнаты, и даже не в оранжереи или на улицу, но ведут они в жизнь. К людям. И только кажется, что этих людей много.
На этих дверях есть надписи. Иногда я понимаю, что значения надписей мне не хватает ума понять, я многого слишком не знаю и только тыкаюсь в дверь слепым котёнком. Но отмечаю двери, в которые войти могу.
Хотя чаще знаний останавливают чувства. Вот тут тотально я саму себя подвожу, выстраивая стройными рядами призраков, они заполоняют театры и улицы, их больше ночью, чем днём. Но они не мешают. Потому что органы чувств приходят на помощь и делятся с душой говорящими звуками, запахами, тенями. По ним удаётся почти гадать о любви. Жаль, что угадывать не получается.
Эти двое, они трепетные, хотя это почти оскорблением звучит. Их не назовёшь счастливыми, но и несчастными язык не повернётся назвать. Я вот всё обманывалась насчёт них и грустила. Они любят, вот и всё, что сказать нужно, на деле-то.
И на этом закончу путанное это нечто, нагло выдаваемое за рецензию, в заключение лишь скажу, что Джойса надо читать несколько раз, по-разному, но с первого до последнего раза - стараясь прочувствовать каждое слово.

@темы: книги, чердаки и подвалы, размышлизмы

20:41 

Дом Астериона

А ещё чудный рассказ есть у Борхеса - "Дом Астериона".

У него звёздное имя. Помнит ли он его? За стенами его дома его называют Минотавром.

Он – иной. Уникальный. И задыхается от одиночества в невозможности ни сломать оковы, коих нет, ни остаться с людьми, с которыми того, мать которого была королевой, не смешать никогда. За стенами его дома – он чудовище, жестокое и кровожадное, навеки запертое в каменном прогрызенном бог весть кем мешке лабиринта.

Он отчаянно хочет видеть кого-то рядом, стоя на самой грани безумия, стараясь довести себя до бесчувствия, неощущения бесконечного страдания задыхающейся в песке коридоров жизни после моря, храма и солнца, равно недостижимых. За стенами дома – он страшный, разрушительный монстр, о котором нельзя попросту забыть.

Он каждые девять лет встречает девятерых. Они приходят к нему за освобождением от бесконечных страданий жизни. С некоторых пор он знает, что и его спаситель живёт где-то за стенами. Звёздный ждёт его. За стенами – ему нужно крови и жертв, девятеро – откуп и пища.

И что же? Пришёл ли спаситель?
Пришёл. И принёс дух Астериона из его печального дома за стены, хоть, кажется, сам этого не понял.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

20:35 

Мишель

Дочитала сегодня "Мишель" Елены Хаецкой, роман о Лермонтове. И множество было путанных мыслей.

Очень сложно писать мне об этой книге. Её определить сложно. Никаких эффектов, никакого потрясения, никаких зарываний вглубь биографии – а паутинка истории плетётся, плетётся, и ты в ней уже, там, дышишь и смотришь.

Дуэль. Или убийство? Прошлое или будущее? Любитель кавказских "банд" или поэт?

Эта история – не биография, не исторический роман. Это сон, морок, не отличимый от правды, и куда правдивее её оказывающийся. Настолько прочувствованный, что желается искать ему подтверждений.

И даже в то, что точно вызвать должно было у меня отторжение и неприятие, поверилось легко и просто. Ну кто бы мне раньше сказал, что не расфырчусь я за идею разделить хоть в малом Михаила и поэзию его? За одну такую мысль расфырчалась бы страшно. А тут нет. Потому что не было его, этого деления, на деле-то, потому что нельзя родных разделить. Туманно пишу, да, но это я так тайны не раскрыть стараюсь.

Кажется, так легко тут всё. Семья, стихи, жизнь. Вихрь. Подхватил, вынес, разбил, и нет ничего. Кавказ остался покоить, Тарханы остались грустить, Пятигорск остался позабывать. А в воздухе всё витает то, что вихрь этот всколыхнул.

И потому никак не выговорю я в словах всё, что чувствуется, потому что столько своего, родного всколыхнулось простым этим сном, что страшно.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, глаза в глаза

22:24 

Энтони Бёрджесс "1985"

Название сразу нас сбивает с толку, правда? Так, что хочется подправить цифру.
Как абсолютно верно указано в аннотации, первая часть этого романа – анализ «1984» Оруэлла. И я могу сказать, что приятно удивил меня Бёрджесс – так спокойно, без сарказма и кривляющихся преувеличений высказывать своё несогласие с коллегой, притом не навязывая нам этого несогласия, но всё сделав, чтобы мы связанными себя не чувствовали, и побуждая к дискуссии... Это определённо достойно уважения.
читать дальше

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

21:49 

Кошка, шляпа и кусок верёвки

"Кошка, шляпа и кусок верёвки" - замечательный сборник рассказов Джоанн Харрис, грустный и местами откровенно жутковатый. При этом очень "харрисовский", если можно так сказать.

Рассказы действительно образуют единство, одну большую картину, готический витраж, цветной, яркий, но не аляповатый и местами даже пугающий. И на этом витраже действительно чего только не найдёшь.

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

21:45 

Приятность

Энтони Бёрджесс всё же идеалист. Читаю у него удивительную штуку, полемику с Оруэллом, называется говоряще - "1985". В первой части анализирует он, как не сложно догадаться, "1984" Оруэлла. Любо-дорого читать, давно не видела такого спокойного, уравновешенного изложения причин недовольства, живого, честного и прямого, да ещё с побуждением читателя поспорить с точкой зрения изложенной, если есть желание.
Очень глянулось мне утверждение о том, что искусство квазибожественно и стоит выше христианского рая, потому что рай для чистых нравственно только (чистых, причём, по меркам этого рая), а искусство - Рай для всех и каждого.
Попутно Бёрджесс затрагивает и "Мы" Замятина и Хаксли, и себя, любимого, поругивая за "Заводной апельсин" (по мне, несправедливо). И вот какую интересную историю называния героя апельсинного выдаёт.

"Антигероя в книге зовут Алекс, сокращенное от Александр, что в переводе с греческого означает «защитник людей». У имени «Алекс» есть и другие значения: a lex – закон (сам для себя), a lex (is) – словарный запас (свой собственный), a (греческое) lex – без закона".

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

23:18 

Зигфрид Обермайер "Калигула"

Второй роман дочитала об амператоре.)
И парочка слов, как водится.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино

23:31 

Джо Хилл "Рога"

После второго прочтения не о демонятах хочу поговорить, а о другом.

Я хочу поговорить про ненавязчиво и иронично обыгранные библейские образы в этом романе.
У меня сложилось впечатление, что сюжет об Адаме и Еве перед нами, только на сей раз им повезло, и из "тюрьмы джунглей третьего мира" их освободил "первый супергерой" - Сатана.

читать дальше

А для тех, кто хочет книжку хорошую почитать в оригинале, и для меня, чтобы не потерять, ссылочка.)
vk.com/doc219407793_319266025?hash=fac2671a6517...

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

23:15 

Заметки на полях "Blueeyedboy"

Вот если бы у меня была обычная книга эта, бумажная, вот это всё было бы подчёркнуто и заложено в ней, а поля бы были исписаны тем, что в скобках помещается.
Зачем я всё это? Хотелось прояснить некоторые моменты, кое-что выяснить, задать себе кое-какие вопросы и попробовать на них ответить.
Что дал маленький недоанализ:
1. Всё происходит в месяц. Буквально. Много-много жизней, а прошёл месяц. Зимний, с захватом Нового года. Перевалили за рубеж.
2. Большая часть постов написана поздним вечером и ночью. Финал в один день, с 4.16. до 5.32. При этом в посте, написанном в 4.16., идёт речь о приготовленном завтраке.
3. Всё сказанное будет от двух лиц - Би-Би и Альбертины. То есть все версии чувств и мыслей остальных персонажей, включая Глорию, - их понимания или авторства.
4. И, в заключение, основные мотивы и образы романа, текстово утверждаемые:
- Вина. Виноваты все, и никто виноватым быть не хочет. У главного героя метафоризуется в виде витаминного (фруктового) напитка (намертво связывая его с матерью).
- Цвет. Жизнеопределяющий для героев фактор, у каждого - свой. Кроме того, бесконечно важен в свете дара (синестезии), плотно связан с обманом. Главная роль, как не трудно догадаться, у синего.
- Музыка. О ней упоминала, а говорить могу долго и упорно, просто скажу, что к ней надо внимательно прислушиваться и в идеале - читать с ней вместе.
- Ложь, притворство. Из песчинок лжи отливается зеркало правды.
- Хищник и жертва. Здесь они в особом свете: хищник в образе хищного растения, не нападающего, не способного деятельно побороть, но представляющего собой хитроумную ловушку, из которой выбраться невозможно. Этот образ связан с матерью героя. С опасностью прочих героев и обстоятельств часто связана оса - маленький и нестрашный хищник, способный, однако, на месть обидчику. Жертва тоже сравнивается с осой, как раз выбравшейся из ловушки.
- Голубоглазый. Самый близкий и самый загадочный образ, образ-надежда, образ-воспоминание, образ-привиденье. Зеркало и дым.

читать дальше

@темы: книги, музыка, размышлизмы, чердаки и подвалы

22:55 

Калигула, или После нас хоть потоп

Мне нравится название этого романа, очень нравится.
Что до самого романа, я решила его перечитать из внезапности обращения к Калигуле. Даже и не перечитать, а посмотреть как раз на императора.
Забавно, у меня сложилось такое впечатление, что автор ужасно хочет убедить нас и себя, что Калигула был плохой-преплохой (именно с такой формулировкой, да). Но при этом горячем желании он явно погрузился в тему и от правды-то ему уйти жутко сложно. Это порождает разные казусы.

читать дальше

@темы: книги, чердаки и подвалы, размышлизмы

20:55 

Жаления

Набираю заметки к "Blueeyedboy" и до смерти жалею, что Макдауэллу не сыграть в нём, если экранизируют. Для него тут раздолье было бы аж в двух лицах, думаю.

@темы: кино, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:19 

Если...

Если бы этот фильм был о революции. Если бы он был о подавлении индивидуальности. Если бы был о быте частной английской школы... он бы никогда не остался с нами надолго, думаю.
А о чём он? А вот о чём "If" Киплинговское? Тоже в двух словах не определишь, однако, название фильм получил от него в наследство, как шутил режиссёр. Не зря притча. А потому я не стану ограничивать фильм темой, всё равно слетаю от частных судев к общественным устройствам и даже миропониманиям общим. Я просто немножко поговорю про то, что выцепить хочется, без всякой системы, хорошо?

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино, глаза в глаза

Его Величество Случай

главная