• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: размышлизмы (список заголовков)
02:14 

Визуализация "Blueeyedboy"

У меня безумная идея. Я визуализирую "Blueeyedboy". И, должна признаться, исполнение так же безумно, как идея.
Да, должна предупредить о некоторых сложностях с визуализацией этого романа.
Большинство героев будут расти, взрослеть, а кто-то и стариться на наших глазах, так что в идеале следует, конечно, подбирать лица, так сказать, "до и после". Но я от идеала далека, потому отталкивалась от самих лиц, и так уж получилось, что персонажи "застряли" одном из своих возрастов. Это первая сложность.
Вторая - в романе очень мало описаний внешности. Чаще герои описываться будут внешне очень скупо, но богато привычками и поведением. Потому лица выглядят не так, или не совсем так, как должны. А как должны? Тут фантазии помогут характеристики из романа.

Кажется, всё со сложностями. Итак...

Лица

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

21:14 

"Республика ШКИД" и школа им. Достоевского. Казалось бы, при чём тут Юрский?

А вот при чём. Недавно дошли у меня руки до фильма "Республика ШКИД". И вот что хочется сказать.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино, видео

21:20 

Фырчание про вредность сравнений

Не надо сравнивать Вольтера и Тима Бартона. Не надо. По двум причинам.
Во-первых, Вольтеру это воспринимается как личное оскорбление и огорчительно. Потому что Тим для него не просто Человечище, а Человечище, который жить помогает, а потому сравнения не мыслит.
И, во-вторых, их сравнивать - всё равно что чернила с кофе. И то, и то - жидкости. И то, и то - тёмные. И? И всё, больше нет признаков для сравнения, и совершенно невозможно понять, что лучше.
Так и они. Оба аниматоры, оба к готике всей душой, ну и всё. Потому что это не просто разные миры, это иногда диаметрально противоположные миры. И содержание, и форма, в которой оно выражается, очень разные.
Если проводить мне привычные аналогии с литературой, то жанр Вольтера - антиутопия, в чистом виде, причём антиутопия души, без такой уж упёртости в социум. Первое его детище, Чи Чан, живёт в 3000-м году в Нью-Йорке. А вот Тим - это сказка-новелла-быль-легенда.
Тим создаёт новые миры, они похожи на наш, но лучше. Хоть вид имеют, нас привыкший пугать. И, с нашим миром соприкасаясь, делают лучше и его или показывают, что лучше можно быть.
Вольтер говорит только о том, что вокруг, заметафоризировав всё это в индийский ад, восьмиглазого кота или скелетик обезьяноящера. Мы такие есть и будем. Так же художник будет с каждой идеей умирать, извергая сердце, а с новой идеей будет открываться новая пара глаз, так же странное, но живое, часто выкидывают на свалку, да и там техника его забивает, так в себя не превратив.
Они очень разные. И связаны гораздо теснее, чем можно думать. Фактически, Вольтер признавал, что сорванной работой над "Кошмаром перед Рождеством" обязан своим именем как аниматора. Да, это случилось через безденежье, голод и отказы, отказы, отказы, и невозможность работать в какое-то время. И не работу с Тимом. Но это случилось.
И я совсем не профессионал, но просто маленькое замечание зрителя в заключение. Тим пользуется холодными цветами. Стоит отключиться от формы и попробовать увидеть только цвета, и тёплых не найдёшь. Даже яркие краски Города Рождества словно присыпаны чёрным, затемнены. А всё вместе - удивительно тепло получается. А у Вольтера цвета тёплые, хоть он их намеренно грязнит, но тёплые и фактурно мягкие, любимая связка его - песочный, багровый, чёрный. А вместе всё - ужасно тревожно смотрится, болезненно. Даже чёрно-белый Odokuro, вовсе без теплоты цвета.
Они разные. Они хорошие. Не надо сравнивать.

@темы: us two, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:18 

Прощание

20:44 

Джакомо Джойс

"Джакомо Джойс" Джеймса Джойса

Впервые знакомлюсь с "потоком сознания". Добралась наконец.
Но оставим форму.
У меня такое чувство, будто я прошлась по некоему дому, заглядывая в двери. Дом этот особенный - двери его ведут не в залы и комнаты, и даже не в оранжереи или на улицу, но ведут они в жизнь. К людям. И только кажется, что этих людей много.
На этих дверях есть надписи. Иногда я понимаю, что значения надписей мне не хватает ума понять, я многого слишком не знаю и только тыкаюсь в дверь слепым котёнком. Но отмечаю двери, в которые войти могу.
Хотя чаще знаний останавливают чувства. Вот тут тотально я саму себя подвожу, выстраивая стройными рядами призраков, они заполоняют театры и улицы, их больше ночью, чем днём. Но они не мешают. Потому что органы чувств приходят на помощь и делятся с душой говорящими звуками, запахами, тенями. По ним удаётся почти гадать о любви. Жаль, что угадывать не получается.
Эти двое, они трепетные, хотя это почти оскорблением звучит. Их не назовёшь счастливыми, но и несчастными язык не повернётся назвать. Я вот всё обманывалась насчёт них и грустила. Они любят, вот и всё, что сказать нужно, на деле-то.
И на этом закончу путанное это нечто, нагло выдаваемое за рецензию, в заключение лишь скажу, что Джойса надо читать несколько раз, по-разному, но с первого до последнего раза - стараясь прочувствовать каждое слово.

@темы: книги, чердаки и подвалы, размышлизмы

20:41 

Дом Астериона

А ещё чудный рассказ есть у Борхеса - "Дом Астериона".

У него звёздное имя. Помнит ли он его? За стенами его дома его называют Минотавром.

Он – иной. Уникальный. И задыхается от одиночества в невозможности ни сломать оковы, коих нет, ни остаться с людьми, с которыми того, мать которого была королевой, не смешать никогда. За стенами его дома – он чудовище, жестокое и кровожадное, навеки запертое в каменном прогрызенном бог весть кем мешке лабиринта.

Он отчаянно хочет видеть кого-то рядом, стоя на самой грани безумия, стараясь довести себя до бесчувствия, неощущения бесконечного страдания задыхающейся в песке коридоров жизни после моря, храма и солнца, равно недостижимых. За стенами дома – он страшный, разрушительный монстр, о котором нельзя попросту забыть.

Он каждые девять лет встречает девятерых. Они приходят к нему за освобождением от бесконечных страданий жизни. С некоторых пор он знает, что и его спаситель живёт где-то за стенами. Звёздный ждёт его. За стенами – ему нужно крови и жертв, девятеро – откуп и пища.

И что же? Пришёл ли спаситель?
Пришёл. И принёс дух Астериона из его печального дома за стены, хоть, кажется, сам этого не понял.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

20:35 

Мишель

Дочитала сегодня "Мишель" Елены Хаецкой, роман о Лермонтове. И множество было путанных мыслей.

Очень сложно писать мне об этой книге. Её определить сложно. Никаких эффектов, никакого потрясения, никаких зарываний вглубь биографии – а паутинка истории плетётся, плетётся, и ты в ней уже, там, дышишь и смотришь.

Дуэль. Или убийство? Прошлое или будущее? Любитель кавказских "банд" или поэт?

Эта история – не биография, не исторический роман. Это сон, морок, не отличимый от правды, и куда правдивее её оказывающийся. Настолько прочувствованный, что желается искать ему подтверждений.

И даже в то, что точно вызвать должно было у меня отторжение и неприятие, поверилось легко и просто. Ну кто бы мне раньше сказал, что не расфырчусь я за идею разделить хоть в малом Михаила и поэзию его? За одну такую мысль расфырчалась бы страшно. А тут нет. Потому что не было его, этого деления, на деле-то, потому что нельзя родных разделить. Туманно пишу, да, но это я так тайны не раскрыть стараюсь.

Кажется, так легко тут всё. Семья, стихи, жизнь. Вихрь. Подхватил, вынес, разбил, и нет ничего. Кавказ остался покоить, Тарханы остались грустить, Пятигорск остался позабывать. А в воздухе всё витает то, что вихрь этот всколыхнул.

И потому никак не выговорю я в словах всё, что чувствуется, потому что столько своего, родного всколыхнулось простым этим сном, что страшно.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, глаза в глаза

22:24 

Энтони Бёрджесс "1985"

Название сразу нас сбивает с толку, правда? Так, что хочется подправить цифру.
Как абсолютно верно указано в аннотации, первая часть этого романа – анализ «1984» Оруэлла. И я могу сказать, что приятно удивил меня Бёрджесс – так спокойно, без сарказма и кривляющихся преувеличений высказывать своё несогласие с коллегой, притом не навязывая нам этого несогласия, но всё сделав, чтобы мы связанными себя не чувствовали, и побуждая к дискуссии... Это определённо достойно уважения.
читать дальше

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

21:49 

Кошка, шляпа и кусок верёвки

"Кошка, шляпа и кусок верёвки" - замечательный сборник рассказов Джоанн Харрис, грустный и местами откровенно жутковатый. При этом очень "харрисовский", если можно так сказать.

Рассказы действительно образуют единство, одну большую картину, готический витраж, цветной, яркий, но не аляповатый и местами даже пугающий. И на этом витраже действительно чего только не найдёшь.

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

21:45 

Приятность

Энтони Бёрджесс всё же идеалист. Читаю у него удивительную штуку, полемику с Оруэллом, называется говоряще - "1985". В первой части анализирует он, как не сложно догадаться, "1984" Оруэлла. Любо-дорого читать, давно не видела такого спокойного, уравновешенного изложения причин недовольства, живого, честного и прямого, да ещё с побуждением читателя поспорить с точкой зрения изложенной, если есть желание.
Очень глянулось мне утверждение о том, что искусство квазибожественно и стоит выше христианского рая, потому что рай для чистых нравственно только (чистых, причём, по меркам этого рая), а искусство - Рай для всех и каждого.
Попутно Бёрджесс затрагивает и "Мы" Замятина и Хаксли, и себя, любимого, поругивая за "Заводной апельсин" (по мне, несправедливо). И вот какую интересную историю называния героя апельсинного выдаёт.

"Антигероя в книге зовут Алекс, сокращенное от Александр, что в переводе с греческого означает «защитник людей». У имени «Алекс» есть и другие значения: a lex – закон (сам для себя), a lex (is) – словарный запас (свой собственный), a (греческое) lex – без закона".

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

23:18 

Зигфрид Обермайер "Калигула"

Второй роман дочитала об амператоре.)
И парочка слов, как водится.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино

23:31 

Джо Хилл "Рога"

После второго прочтения не о демонятах хочу поговорить, а о другом.

Я хочу поговорить про ненавязчиво и иронично обыгранные библейские образы в этом романе.
У меня сложилось впечатление, что сюжет об Адаме и Еве перед нами, только на сей раз им повезло, и из "тюрьмы джунглей третьего мира" их освободил "первый супергерой" - Сатана.

читать дальше

А для тех, кто хочет книжку хорошую почитать в оригинале, и для меня, чтобы не потерять, ссылочка.)
vk.com/doc219407793_319266025?hash=fac2671a6517...

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

23:15 

Заметки на полях "Blueeyedboy"

Вот если бы у меня была обычная книга эта, бумажная, вот это всё было бы подчёркнуто и заложено в ней, а поля бы были исписаны тем, что в скобках помещается.
Зачем я всё это? Хотелось прояснить некоторые моменты, кое-что выяснить, задать себе кое-какие вопросы и попробовать на них ответить.
Что дал маленький недоанализ:
1. Всё происходит в месяц. Буквально. Много-много жизней, а прошёл месяц. Зимний, с захватом Нового года. Перевалили за рубеж.
2. Большая часть постов написана поздним вечером и ночью. Финал в один день, с 4.16. до 5.32. При этом в посте, написанном в 4.16., идёт речь о приготовленном завтраке.
3. Всё сказанное будет от двух лиц - Би-Би и Альбертины. То есть все версии чувств и мыслей остальных персонажей, включая Глорию, - их понимания или авторства.
4. И, в заключение, основные мотивы и образы романа, текстово утверждаемые:
- Вина. Виноваты все, и никто виноватым быть не хочет. У главного героя метафоризуется в виде витаминного (фруктового) напитка (намертво связывая его с матерью).
- Цвет. Жизнеопределяющий для героев фактор, у каждого - свой. Кроме того, бесконечно важен в свете дара (синестезии), плотно связан с обманом. Главная роль, как не трудно догадаться, у синего.
- Музыка. О ней упоминала, а говорить могу долго и упорно, просто скажу, что к ней надо внимательно прислушиваться и в идеале - читать с ней вместе.
- Ложь, притворство. Из песчинок лжи отливается зеркало правды.
- Хищник и жертва. Здесь они в особом свете: хищник в образе хищного растения, не нападающего, не способного деятельно побороть, но представляющего собой хитроумную ловушку, из которой выбраться невозможно. Этот образ связан с матерью героя. С опасностью прочих героев и обстоятельств часто связана оса - маленький и нестрашный хищник, способный, однако, на месть обидчику. Жертва тоже сравнивается с осой, как раз выбравшейся из ловушки.
- Голубоглазый. Самый близкий и самый загадочный образ, образ-надежда, образ-воспоминание, образ-привиденье. Зеркало и дым.

читать дальше

@темы: книги, музыка, размышлизмы, чердаки и подвалы

22:55 

Калигула, или После нас хоть потоп

Мне нравится название этого романа, очень нравится.
Что до самого романа, я решила его перечитать из внезапности обращения к Калигуле. Даже и не перечитать, а посмотреть как раз на императора.
Забавно, у меня сложилось такое впечатление, что автор ужасно хочет убедить нас и себя, что Калигула был плохой-преплохой (именно с такой формулировкой, да). Но при этом горячем желании он явно погрузился в тему и от правды-то ему уйти жутко сложно. Это порождает разные казусы.

читать дальше

@темы: книги, чердаки и подвалы, размышлизмы

20:55 

Жаления

Набираю заметки к "Blueeyedboy" и до смерти жалею, что Макдауэллу не сыграть в нём, если экранизируют. Для него тут раздолье было бы аж в двух лицах, думаю.

@темы: кино, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:19 

Если...

Если бы этот фильм был о революции. Если бы он был о подавлении индивидуальности. Если бы был о быте частной английской школы... он бы никогда не остался с нами надолго, думаю.
А о чём он? А вот о чём "If" Киплинговское? Тоже в двух словах не определишь, однако, название фильм получил от него в наследство, как шутил режиссёр. Не зря притча. А потому я не стану ограничивать фильм темой, всё равно слетаю от частных судев к общественным устройствам и даже миропониманиям общим. Я просто немножко поговорю про то, что выцепить хочется, без всякой системы, хорошо?

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино, глаза в глаза

22:02 

Повелитель мух

Мы вот привыкли считать, что цивилизация - это плохо, а возвращение к природе - хорошо. Голдинг чрезвычайно точно заметил своим романом - это ведь смотря что считать цивилизацией. Быть человеком - это тоже она.
Меня вот озаботил вопрос - а отчего эта книга считается антиутопией? Будущее здесь весьма недалёкое, всё, что изменилось - идёт война. Общество, насколько мы можем судить, не очень-то отличается от современного автору. Так отчего антиутопия?
Мне кажется, что "новый мир" здесь - этот вот остров. Вот сюда мы придём, по Голдингу, если и дальше станем терять огонь ради того, чтобы забить свинью. Вот сюда мы придём, если разрешим себе заменить лица масками. Вот сюда мы придём, если страху станем приносить жертвы, заменив Зверя. Сперва обезумеем от страха, а потом дадим ярости сменить его, чтобы сохранить хоть какую-то реальность.
То, что герои - дети, неслучайно. Дети - будущий мир, всегда. Дети быстрее освобождаются от социальной шелухи. И от человечества наносного быстрее освобождаются, если нет в них своего, нутряного. Дети - беззащитны, они уязвимы без взрослых настолько, что сердце щемит. Уязвимы в первую очередь от себя самих.
Голдинг часто здесь обращается к мифам. И остров, где обычно юные боги спасались и их растили добрые наставники, превращается в абсолютно равнодушное, хрупчайшее из возможных мест заключения, наполненное страхами. Свинья, так нужная для пропитания, становится новым даром неведомому богу, и тут же - самим богом, воплощением его. Перед ним в ужасе, от него откупаются, от него бегут. Прометеев дар. огонь, становится символом не спасения, даже; точнее, несомненно, спасения, но глубже, чем это видно на первый взгляд. Спасение ведь принесли не взрослые, сами дети, держа огонь, готовы были себя спасти. Потеряв его - потеряли надежду на спасение.
И мучительно наблюдать, как и Ральф потихоньку отпускает, забывает этот огонь, в "новом мире", на острове, становясь не хищником-дикарём, подобным Джеку, а загоняемой жертвой. Почувствовав при этом крови, приобщившись к ней. Тяжело смотреть на не потерявшего себя, но не способного что-то изменить Хрюшу, о том, как он стал нужным, сгинув, но остался непонятым для всех и одиноким.
Отдельная моя боль - Саймон. Чуткая душа, мечущаяся между цивилизацией, для которой он чудик даже больший, чем Хрюша, и дикарством, для которого он - опасный непонятный чудик. Что-то в нём есть от того малыша, чьё лицо было так заметно до пожара.
Язык Голдинга невероятен. Даже в переводе эффект присутствия завораживает. Ты там, ты видишь их и чувствуешь в воздухе их страх, ярость, напряжение. Ужас в финале и эта сметающая боль Ральфа, боль, заставляющая поверить в хрупкость человечности.

@темы: книги, глаза в глаза, чердаки и подвалы, размышлизмы

22:00 

1984

Пока читала, никак не могла отделаться от мыслей о "Мы" Замятина. Никак не могла определиться, где безнадёжнее, миры-то и ситуации похожи очень и очень.
Здесь герой тоже даёт обманную надежду. Он - часть системы несомненно, но он её враг. Он не хочет быть её частью. Надежда, пришедшая с ним, бескрыла, она почти не дышит. Но она есть.
Потом приходит любовь. На самом деле нет её, но так хочется верить, что это она. И мы верим. И в борьбу обоих верим. Хоть вся любовь и совместная борьба в одной фразе - "ты бунтарка только ниже пояса".
Понятно, что система сильнее отдельного человека. Но человек, его природа? Мысль? Всё изменяемо, всё очень непрочно. И дело не в том, что Смит слаб, Джулия слаба. Дело не в сумасшедших, мёртвых доктринах партии, в уничтожении не людского рода, но человеческого.
Дело в том, что Правда не менее жестока, чем Партия. Дело в том, что дважды два - четыре. Знают об этом люди или нет. Есть люди или нет. И когда их не станет, дважды два всё ещё будет четыре.
Мне кажется, зерно романа, его главный герой - Правда. А люди в этом мире вызывают только опустошение. В этом, наверное, и есть главное отличие этого романа от замятинского.

@темы: глаза в глаза, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:07 

Снимается кино

Я люблю копаться в историях создания фильмов. Не выяснять всю подноготную, но составлять определённую атмосферу, царящую на съёмках.
И я встречала разные формы отношений между режиссёром и актёрами. Режиссёр - это же вообще очень уязвимый творец, он своё может создать не иначе, чем совместно с большой группой людей, которые все сами творят. И потому понятно, что приходится быть и организатором, и проявлять жёсткость в разных градациях в зависимости от характера и темперамента. Особенно когда дело касается исполнителей главных ролей, потому что поставлено на карту там много. И бывает так, что режиссёр и актёр не совпадают в каких-то моментах, не сходятся характерами, не сходятся в работе. Взрослые умные люди это преодолевают и расстаются если и не довольные друг другом, то довольные тем, что вместе сделали.
Я это к чему? Когда я стала копаться в создании "Заводного апельсина", у меня возникло стойкое ощущение, что Кубрик за что-то люто возненавидел Макдауэлла. Иначе сложно объяснить то, что на съёмках вытворялось. Тут очень подходящее фото имеется, с говорящими выражениями лиц.



А что, собственно, происходило?
читать дальше

@темы: глаза в глаза, кино, размышлизмы, книги, чердаки и подвалы

00:32 

Заводной апельсин

Это у меня теперь игра такая, ага, прочитала книжку хорошую - пофырчала на отзывы о ней.
Тут я почитала "Заводной апельсин". И отзывы.
читать дальше

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

Его Величество Случай

главная