Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: чердаки и подвалы (список заголовков)
16:07 

Intacto

Ну, что сказать. Первый фильм Сбаральи после Денег. Это не историчность, и за него он себя не ругал. Получается, и как снялся, не заметил?) Вряд ли, первая работа в Испании всё ж, битвы за акцент с акцентом.)
читать дальше

@темы: кино, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:09 

Latido

"Intacto", первый фильм у Сбаральи после "Plata quemada". Там ходит живая удача, ну, да я как-то отдельно о нём скажу. А пока вот так. мдя))





Latido

Глупый мальчик, беги за своей удачей.
Она у тебя слепая,
Развратно касается губ пальцами
И смеётся над зрячими.

И когда ты, пьян от её поцелуя,
Решишь, что ты - царь и бог,
Она за дерево встанет, от боли морщась, но всё же ликуя,
И землю вышибет из-под ног.

И будешь лежать, истекая кровью,
Понимая, кто ты - никто.
А она на мшелой коре дыханьем загнанным
Вырежет имя твоё

И вернётся. Котёнком грустным, усталым
Потрётся о ноги - вставай.
Вот без меня остался - и кто ты?
Ноль. Ты - никто без меня.

Она - слепая. Она на запах
Ищет тебя, на вкус.
Она ничего о тебе не знает.
Ей и не нужно. Пусть

Ты умеешь хранить нелюбовью,
Путь ты боишься спать
Где-то, где крыша,
Пусть плохо, пусть больно

Её-то вовек не отнять.
Нет, тебя у неё.
Пока с липкою кровью
Её, не твоей, на губах,
Вновь с поцелуем она небрежно не бросит:
"Но я уже не люблю тебя..."

@темы: фанфы, стихи, кино, чердаки и подвалы

19:13 

Танго

Это очень странное танго. Вера, боюнетка, что странничает в начале, народилась многим позже, чем её партнёр умер. Забавно, мне кажется, что Эмилио всё это время думает, что танцует со своей Лолой, просто сперва она какая-то совсем не такая, а потом всё в порядке, можно успокоиться и приникнуть к ней. А Лола-то понимает, что стоит в стороне. Понимает ещё разве что аккордеонист самый старший.

читать дальше


@темы: видео, кино, музыка, чердаки и подвалы

00:01 

Plata quemada "за кадром"

02:00 

Так, просто

01:35 

Хребет дьявола

Долго я его носила с собой. Я и о Лабиринте, помню, не могла путного сказать ничего, а тут мысли понабежали. Хоть и о Лабиринте надо набраться сил и рассказать подробненько. А пока очень раздёрганное и бессвязное о "Хребте дьявола".

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

20:36 

Есть такой фильм, "Палёные деньги"

И я очень советую посмотреть. Но не людям, которых коробят однополые отношения. И не религиозным. И вообще, чем меньше шор, тем лучше. Наверное, я напишу о нём отдельно, а пока вот.

Анхель, тихо, я слышу твои голоса...

Анхель, тихо, я слышу твои голоса,
А ты их пулями отогнать пытаешься, глупый.
Что же ты делаешь? Я понимаю тебя,
Я понимаю, слышишь? Так сдохнуть мне теперь будет
За счастье...
Молиться? Изволь, если хочешь.
И я смеюсь - ты смеёшься, плача моими слезами.
Фляжку и боль ты обменял на мои сигареты и горечь,
Помнишь, близнец?..
Они ведь не примут, там, наверху,
Наша любовь пахнет ладаном и сортиром,
Ты стоял на коленях перед распятьем, я - перед пидором,
Знаешь? Не слушай, мой мальчик, не слушай, что я говорю.
Я обещал - будет больно, потом хорошо?
Я обещал? Ну, теперь тебе больно, больней, чем от пули.
С первым последним шрамом, кстати. Она прочитала мои.
Ты в это время, накачиваясь морфином,
Резал себе по нраву ладонную нить любви.
Я ей сказал всё, потом растоптал и вон,
Я так умею. Она жива, а ты теперь взял этот крест,
Ты голосов не слышишь, но весь мой вес,
Весь перешёл к тебе на руки, ладони гладят по голове,
Голос шепчет, ты качаешь, я сплю...

Что ты там, Анхель? Молитву шепчешь ещё?
Я уже там, приходи скорей, долго ждать не могу.


@темы: кино, стихи, фанфы, чердаки и подвалы

20:32 

Два дома и Рождество. Сказка.

Новогодний подарок для Кузины с большущей охапкой.
Дома из "Багрового Пика" и "Хребта дьявола" гран директОра.

Два дома и Рождество. Сказка

Два дома встречать Рождество не хотели одни.
Первому мучительно мёрзло было в снегу,
Второй под палящем солнцем вздыхал "не могу",
И оба, оба совсем не хотели одни встречать Рождество.

Они не были брошены, нет, но не любимы людьми.
Первый старился как ненужный хлам, осыпался и гнил,
Второй держался, но чувствовал, что лишь решёток не достаёт до тюрьмы.
И оба, оба живущими в них прокляты были не раз.

Они ведь любили своих людей, не хотели их отпускать.
Первый подскрипывал в такт колыбельке девичьей в ночи,
Второй устало зноем вздыхал, развевал тёмную чёлку - ш-ш-ш -
И оба печально смотрели, как дети растут.

Они и не думали, что станется это чудо когда -
Вот она - девочка первого, с ним, навсегда.
Вот он - мальчишка второго, всё не оставляя ружьё, в дверях.
Домам больше ждать не надо, что кто-то придёт -

От них не уйдёт никто. Это так странно - навечно их люди с ними.

Первое Рождество.
Но почему первому так тяжела любимая колыбельная под еле слышный звук шагов за окном?
Почему второму так больно от своего же порога?
И оба, оба задыхаются алой дымкой, сеящейся робко?

Два дома хотят опустеть под Рождество.
Два дома вздыхают - ужасно живым, мёртвым в вечности
Кажется, что мир рушится по чьей-то беспечности.
Но заледенелая крыша падает с глухим треском ломающейся крышки,
И сухим обжигающим водопадом песка обращается раскалённая,
Пока не остаётся одна дорога, в песок или снег,
Одна рука на дороге, того, за кем след во след можно пойти.

И оба дома обессиленно рушатся, впервые счастливы в Рождество.



@темы: стрункам, чердаки и подвалы, фанфы, стихи, кино

23:15 

Карнавальная кабарешность или кабаретный Карнавал

Вот и Басня. Спасибо тебе ещё раз, Кузина, за неё.
___________________
- Басни – это же всё неправда. – Как-то слишком тоскливо в покорности замечает сидящая на полу в шатре Люцифера девочка лет пяти.
- Хочешь быль вместо басни? – странно блестя глазами в темноте, вопрошает хозяин.
Девчонка, сжимая нитку синего воздушного шарика, доверчиво распахнула глазёнки, а Люцифер, по пути задумчиво хмурясь, опустил ресницы, откладывая Эзопа куда-то в сторону, во мрак:
- Жила некогда стая воробьёв, которые только и умели, что выклёвывать глаза. Делали это с кем ни попадя – сороками, синицами и даже вОронами; зверями и людьми. И вот никто не знает, откуда, но затесался в эту стаю соловей. Он только и умел, видишь ли, что петь. – Дьявол странно ласково усмехается куда-то себе в коготь.
- Как его ни упрекали воробьи, как ни требовали от него увечий, он так и не оказался на них способен. Разумеется, воробьям тоже выклёвывали глаза – в отместку – и скоро соловей со своими песнями казался среди кровавой ереси. Ему проткнул клювом крыло. Не отличив от воробьёв, и он лежал в траве, пока не умер. И пел.
Девочка смотрела тихо и благодарно, ещё постигая простоту неловкой оповеди. За стеной шатра раздался какой-то грохот, и девочка испуганно бросилась к Люциферу.
- Это моя мама, - едва слышно прошептала она. – Ты же меня спрячешь?

__________________________

Позади всасывающей пустотой слепил глаза свет. Он шагнул на перетёртый песок, под чёрное небо. Чёрное небо тоже дарило свет. Света было немного, повсюду темнота клубилась живыми, сбившимися в непонятном заговоре в стайки, тенями. Сквозь эти тени прорывался чей-то взгляд. Или ему только казалось так, растревоженному отсутствием на песочной, пустой и ждущей чего-то равнине прогоревшего запаха людской боли и страдания.

Люди. И тут. Он замер.

Двинуться с места заставила тень потерянного, вырванного с корнем и теперь сверкающего безупречной чистотой как свидетельством самой изощрённой пытки - лишением жизни - совсем новенького его аккордеона.

Он поднял его как умершего ребёнка поднимают - боясь сделать больно больше, чем когда-либо. Чёрное небо стало черней, дымилось болью и страхом за изуродованных их. Не в песке, вязком от крови, натёкшей с перебитой руки, было дело, нет, эта вот саванная чистота, прибранность того, что было - ты... Отрезали...

Свет бил в спину, но дыма и боли он навидался, привык. Взгляд улыбался откуда-то от теней, когда ремни аккордеона безжизненно легли на плечи.

И вдруг обняли. Дружески, крепко, а один перетёрт малость. Прибранность слетала дешёвым конфетти, открывая настоящее, на которое только бы решиться.

Взгляд прожигал руку, напряжённый, и когда в тишине пыльно-кровавой зазвучала мелодия, когда дымное больное небо нахмурилось боли, свет пропал. Но взгляд забыл торжество и смех, потому что его встретила улыбка, широкая, детская, немыслимая тут и в исчезнувшем свете. Совсем свободная и добрая, перед которой боль бессильна, не отступая.

Все слова и планы рухнули. Или выстроились? За мелодией из пеплового песка вырастали корёженные железки каруселей и заклинивающие через раз колёса обозрения засыпали аккордеониста в трауре этим песком. Он шёл среди печального железного лязганья, под хлопки рваных тентов и полотен плохо закреплённых палаток. Его можно было найти по следам - кровавым тёплым каплям среди потерянности вырастающего вокруг Карнавала или по отчаянной мелодии, уводившей куда-то к открывающемуся и здесь горизонту.

Взгляд застыл, провожая. Всё так, как надо - он будет играть. И, играя, говорить со всеми, кто так ждал от него славы и доблести.
Умирать, не умирая, объяснять тем, кто не слышит. Но играть.

Из песка под неведомым светом ночного бессолнечного неба вырастали железные лианы, сплетаясь где-то сверху, они распускались зеркально-черными цветами. Едва распустившись, цветы стыли в металлической неподвижности, некоторые опадали, оставляя по себе стальные копья решёток и заборов, увитых умирающими ржавыми плющами цепей. Кое-где сгнившими отяжелевшими фруктами висели замки.

Невидимый шелестящий дождь мягко перебирал полотнища палаток и тентов, по которым всползали потрёпанные уже где-то краски. Край хлестнул идущего по лицу, оставляя цветной поцелуй. Он не заметил, поцелуй Карнавала поплыл от пота и слёз, а по набрякшему красным песку, по его следу, из темноты выходили тени.

Они шли за мелодией аккордеона вовсе не как крысы за гамельтонской дудочкой, они болели вместе с ним и с ним глохли от близких разрывов и стрёкотов, совсем здесь слившихся с хлопаньем парусины. Им было больно смотреть на тусклые краски Карнавала, словно вся разорванность внезапного конца светилась в них.

...За плечом Люцифера раздался деликатный кашель:
- Прикажете утвердить правила?... Ну должен же кто-то следить за порядком в этом бардаке.












запись создана: 29.12.2015 в 23:19

@темы: чердаки и подвалы, фанфы, размышлизмы, музыка, кино

23:19 

Слушай, мой маленький мотылёк

Песня. Пока без мелодии, но, надеюсь, оживёт.

Слушай, мой маленький мотылёк

Слушай, девочка, слушай, мой маленький мотылёк,
Этот скрип, трепыхание маленьких беззащитных крыл,
Стереги любовь, которую он не отрыл ещё
В моих кровоглинных топких гротах могил.

Мои зубы в миллиметре от твоей любви.
Твои губы в миллиметре от его кожи.
Я тебе нравлюсь, девочка? Твой корсет
Скроен из моей тьмы. Ты в нём дышать-то можешь?

Тьма по моим углам - в ваших глазах,
Дыры во мне - издевательство вам обоим.
Ты ведь разобралась, какая - куда?
След на снегу заведёт, а туман укроет,

Пока не поймёте, что без пути
В этом тумане кружить бесконечно можно...
Девочка, не уходи, мне так страшно с ним.
Кажется, пыль мою он вдохнуть всю может.

Девочка, не бросай, - он меня сгрызёт
Хуже червей, хуже снега облединит чрево,
Он по снегам кровавым за мной придёт.
После. Пока он уснул в твоей колыбели.

Слушай, девочка, слушай, мой маленький мотылёк,
Этот скрип, трепыхание маленьких беззащитных крыл,
Стереги любовь, которую он не отрыл ещё
В моих кровоглинных топких гротах могил.


@темы: глаза в глаза, кино, музыка, стихи, струнки, фанфы, чердаки и подвалы

22:04 

Ещё идейки клипов

На этот раз их четыре, все по "Багровому Пику".

1. Агата Кристи "Чёрная луна" - Люсиль и Томас. От лица Люсиль, да и пусть его мужской вокал. Достаточно одной цитаты из песни: "сердце твоё двулико - сверху оно набито мягкой травой, а снизу каменное, каменное дно". Сама песня такая, что минимализма и попадания в ритм хватит для прелести. Силуэтов разве побольше.

2. Placebo "Post Blue" - Люсиль и Томас. Здесь было бы этакое туманное марево, может, тот Пиковый туман, спиралью история разворачивалась бы от призрачности назад, ну, с кульминацией на припев само собой. И тоже от лица Люсиль.

3. Ночные Снайперы "Корабли" - Томас. Гадкое и злое, потому что я её очень не хочу тратить на него одного, но вписывается же, чёрт их возьми.

4. Ночные Снайперы "Южный полюс" - Люсиль. Можно на Люсиль сделать шикарность грустную. Очень непонятную.

@темы: чердаки и подвалы, музыка, кино, видео

19:33 

Мэг

19:51 

Пересмотрела "Чужую"

Хорошо, что к ней вернулась. А то бы не узнала, что ужасно поэтичный это фильм. Забавно - реализм реализмом, а поэтичный. И почему-то самыми поэтичными моментами мне показались ночные разъезды и четвёрка молодых теперь уже точно отщепенцев в проёмах старинной башни, которая прячет историю своего появления ото всех, даже и от них. А ещё там клавиши были хорошие.

В этой картине Джоанна Хогг даже, оказывается, сделала шаг от своей манеры "тут забыли камеру" к постановочному кино, в котором скользят всё же "случайные" сцены. Смотрится легче в разы, чем "Архипелаг", но верится нисколько не меньше, потому что и в такой, более привычной зрителю, манере Джоанна остаётся собой и показывает нам нас. Не историю о нас, а нас.

Беспорядочные, обычные события одного тяжёлого, для многих героев в чём-то последнего, лета. Удивительно лишённая любви жизнь.

Мне очень нравится диалог Анны с Оукли, когда они сидят на площади. Кстати, Оукли - единственный "говорящий" из молодёжи, если можно так сказать. Мы его видим. А вот из "отцов" раскрываются все.
Да, к диалогу. Это очень красивая была бы поэма или хоть стиш, к слову о поэтичности, - когда старший пытается научить отчаявшегося без любви младшего и не любить вовсе, но жить себе "как все", а в процессе о том тошно становится старшему говорить. А младший по молодости давит на мозоли, но в противовес репутации эгоистичной дряни, не только без намерения, но и сожалением, что больно сделал.

Мне нравятся клавиши. Мне нравятся худющие плечи Томаса и Тома и "приличные" брюки, метущие пыль. Мне нравится Эмма, эхается над её Бадж. Мне нравится, что самую мерзостную сцену Джоанн смягчила, как могла, по-режиссёрски. Не для зрителя. И чуткость её жестокая, когда она при ней давала крупный план Эммы, хотя с чего бы. Отсутствие любви.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, кино

21:33 

Хочу

Хочу две песни от близняшки целиком. "Besame mucho" и "In the Port of Amsterdam". На первое есть призрачная надежда, если уж ждать альбом на испанском. А вот со вторым, кажется, придётся обойтись печальным кусочком с тремя бутылками.

@темы: us two, музыка, чердаки и подвалы

17:55 

Куба

Пусть все книги о Кубе будут в одном посте. Потому что тема особая, а авторы с ходу начали меня радовать.

Леонардо Падура "Прощай, Хэммингуэй!"

Кристина Гарсия "Кубинские сновидения"

@темы: us two, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

02:14 

Визуализация "Blueeyedboy"

У меня безумная идея. Я визуализирую "Blueeyedboy". И, должна признаться, исполнение так же безумно, как идея.
Да, должна предупредить о некоторых сложностях с визуализацией этого романа.
Большинство героев будут расти, взрослеть, а кто-то и стариться на наших глазах, так что в идеале следует, конечно, подбирать лица, так сказать, "до и после". Но я от идеала далека, потому отталкивалась от самих лиц, и так уж получилось, что персонажи "застряли" одном из своих возрастов. Это первая сложность.
Вторая - в романе очень мало описаний внешности. Чаще герои описываться будут внешне очень скупо, но богато привычками и поведением. Потому лица выглядят не так, или не совсем так, как должны. А как должны? Тут фантазии помогут характеристики из романа.

Кажется, всё со сложностями. Итак...

Лица

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

15:26 

Немного кабарешности

Навёл меня близняшка на товарищей кабарешных, с которыми в 2011 году устроил себе Black Unicorn Cabaret - "This Way to the Egress". Товарищи кабарешны и по-кабарешному хороши. Единственная проблема - они не умели выставлять аппаратуру. И частенько получалась неприятность - инструменты орут, а голосов не слышно. Иногда звуковики помогали, а так бросали больше, а товарищи любили поплясать в своё удовольствие вместо того, чтобы звук отладить. И потом изнывали. И близняшке пришлось поизнывать с ними, хоть у него лёгких на концерт хватало перекричать кабарешное буйство, но всё ж к финалу отпаивали прямо на сцене.

А всё ж товарищи хороши, мне кажется, знаю я, что близняшка нашёл в них. Им замечательно друг с дружкой.
читать дальше

И большие сцены им не идут, им бы в паб или на улицу (это не я такая злая, это они так самопределились). А с жующей публикой, это получается такое милое впечатление издевательства, когда на более-менее большой сцене. Но к этому издевательству танцы солиста отношения не имеют, просто аккордеон - штука тяжёлая, изнывает человек, спину выламывает, наверняка, страшно, и от усталости фальшивит отчаянно иногда.
читать дальше

А тут вот немножко поиграть решил он вместо пения, оно и понятно, так его хотя бы слышно, да и возможность посостязаться упустить не смог.
читать дальше

Ну и как же я близняшку в стороне оставлю. "Cathouse Tragedy" он же впервые спел вживую именно с ними. Они оказались партнёрами более чем неплохими. Во-первых, они между собой сыграны, во-вторых, они хоть темп держат, замедляться не надо. Да и на все руки оказались.
читать дальше

А тут уже изнывает близняшка, фырча при этом на свист аппаратуры, да-с, кто-то не умеет её выставлять. Но пропадать не давал мальчик с пилой, который бросал свою пилу и шёл близняшку отпаивать посреди песни. И вот тут не видно, но солиста близняшка неожиданно полюбил переквалифицировать из аккордеониста в виолончелиста, и солист тот смотрит на близняшку положительно влюблёнными глазами (как дитё на ёлку в Рождество, ничего дурного). Зато уж и похулиганил с ними вволю можно, но это я уже когда-то иллюстрировала как раз по поводу хулиганств, повторяться не буду.
читать дальше

@темы: us two, видео, музыка, чердаки и подвалы

14:40 

Немножко о фильмах

Немножко, потому что множко мне о тех фильмах говорить сложно, по ряду причин. А сказать хочется и надо, потому что их надо смотреть, они хорошие. Итак.

Баллада о Джеке и Роуз. Сразу предупрежу о том, что тут инцест. Но невинный. Но есть. Так что у кого пунктик на эту тему, смотреть не нужно - только себя мучить. Интересно, что многие посмотревшие старались тот инцест оправдать для себя якобы комплексом Электры. Ха-ха. Нет, тут не комплекс, тут любовь и то, что будет, если с любовью этой жить нельзя, а без неё не хочется.


Лабиринт Фавна. Тут тем более без меня всё ясно, тут гран директОр. Замечательная колыбельная и сказка, рассказанная под неё на ночь, а, может, и последняя сказка в старой книге. И аллюзия в завершении хороша.

И я даже обойдусь без кусочков, потому что найти подходящие сложно.

@темы: чердаки и подвалы, кино

21:14 

"Республика ШКИД" и школа им. Достоевского. Казалось бы, при чём тут Юрский?

А вот при чём. Недавно дошли у меня руки до фильма "Республика ШКИД". И вот что хочется сказать.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино, видео

21:20 

Фырчание про вредность сравнений

Не надо сравнивать Вольтера и Тима Бартона. Не надо. По двум причинам.
Во-первых, Вольтеру это воспринимается как личное оскорбление и огорчительно. Потому что Тим для него не просто Человечище, а Человечище, который жить помогает, а потому сравнения не мыслит.
И, во-вторых, их сравнивать - всё равно что чернила с кофе. И то, и то - жидкости. И то, и то - тёмные. И? И всё, больше нет признаков для сравнения, и совершенно невозможно понять, что лучше.
Так и они. Оба аниматоры, оба к готике всей душой, ну и всё. Потому что это не просто разные миры, это иногда диаметрально противоположные миры. И содержание, и форма, в которой оно выражается, очень разные.
Если проводить мне привычные аналогии с литературой, то жанр Вольтера - антиутопия, в чистом виде, причём антиутопия души, без такой уж упёртости в социум. Первое его детище, Чи Чан, живёт в 3000-м году в Нью-Йорке. А вот Тим - это сказка-новелла-быль-легенда.
Тим создаёт новые миры, они похожи на наш, но лучше. Хоть вид имеют, нас привыкший пугать. И, с нашим миром соприкасаясь, делают лучше и его или показывают, что лучше можно быть.
Вольтер говорит только о том, что вокруг, заметафоризировав всё это в индийский ад, восьмиглазого кота или скелетик обезьяноящера. Мы такие есть и будем. Так же художник будет с каждой идеей умирать, извергая сердце, а с новой идеей будет открываться новая пара глаз, так же странное, но живое, часто выкидывают на свалку, да и там техника его забивает, так в себя не превратив.
Они очень разные. И связаны гораздо теснее, чем можно думать. Фактически, Вольтер признавал, что сорванной работой над "Кошмаром перед Рождеством" обязан своим именем как аниматора. Да, это случилось через безденежье, голод и отказы, отказы, отказы, и невозможность работать в какое-то время. И не работу с Тимом. Но это случилось.
И я совсем не профессионал, но просто маленькое замечание зрителя в заключение. Тим пользуется холодными цветами. Стоит отключиться от формы и попробовать увидеть только цвета, и тёплых не найдёшь. Даже яркие краски Города Рождества словно присыпаны чёрным, затемнены. А всё вместе - удивительно тепло получается. А у Вольтера цвета тёплые, хоть он их намеренно грязнит, но тёплые и фактурно мягкие, любимая связка его - песочный, багровый, чёрный. А вместе всё - ужасно тревожно смотрится, болезненно. Даже чёрно-белый Odokuro, вовсе без теплоты цвета.
Они разные. Они хорошие. Не надо сравнивать.

@темы: us two, размышлизмы, чердаки и подвалы

Его Величество Случай

главная