• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: Книги (список заголовков)
22:24 

Энтони Бёрджесс "1985"

Название сразу нас сбивает с толку, правда? Так, что хочется подправить цифру.
Как абсолютно верно указано в аннотации, первая часть этого романа – анализ «1984» Оруэлла. И я могу сказать, что приятно удивил меня Бёрджесс – так спокойно, без сарказма и кривляющихся преувеличений высказывать своё несогласие с коллегой, притом не навязывая нам этого несогласия, но всё сделав, чтобы мы связанными себя не чувствовали, и побуждая к дискуссии... Это определённо достойно уважения.
читать дальше

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

21:49 

Кошка, шляпа и кусок верёвки

"Кошка, шляпа и кусок верёвки" - замечательный сборник рассказов Джоанн Харрис, грустный и местами откровенно жутковатый. При этом очень "харрисовский", если можно так сказать.

Рассказы действительно образуют единство, одну большую картину, готический витраж, цветной, яркий, но не аляповатый и местами даже пугающий. И на этом витраже действительно чего только не найдёшь.

читать дальше

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

21:45 

Приятность

Энтони Бёрджесс всё же идеалист. Читаю у него удивительную штуку, полемику с Оруэллом, называется говоряще - "1985". В первой части анализирует он, как не сложно догадаться, "1984" Оруэлла. Любо-дорого читать, давно не видела такого спокойного, уравновешенного изложения причин недовольства, живого, честного и прямого, да ещё с побуждением читателя поспорить с точкой зрения изложенной, если есть желание.
Очень глянулось мне утверждение о том, что искусство квазибожественно и стоит выше христианского рая, потому что рай для чистых нравственно только (чистых, причём, по меркам этого рая), а искусство - Рай для всех и каждого.
Попутно Бёрджесс затрагивает и "Мы" Замятина и Хаксли, и себя, любимого, поругивая за "Заводной апельсин" (по мне, несправедливо). И вот какую интересную историю называния героя апельсинного выдаёт.

"Антигероя в книге зовут Алекс, сокращенное от Александр, что в переводе с греческого означает «защитник людей». У имени «Алекс» есть и другие значения: a lex – закон (сам для себя), a lex (is) – словарный запас (свой собственный), a (греческое) lex – без закона".

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

23:18 

Зигфрид Обермайер "Калигула"

Второй роман дочитала об амператоре.)
И парочка слов, как водится.

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги, кино

23:31 

Джо Хилл "Рога"

После второго прочтения не о демонятах хочу поговорить, а о другом.

Я хочу поговорить про ненавязчиво и иронично обыгранные библейские образы в этом романе.
У меня сложилось впечатление, что сюжет об Адаме и Еве перед нами, только на сей раз им повезло, и из "тюрьмы джунглей третьего мира" их освободил "первый супергерой" - Сатана.

читать дальше

А для тех, кто хочет книжку хорошую почитать в оригинале, и для меня, чтобы не потерять, ссылочка.)
vk.com/doc219407793_319266025?hash=fac2671a6517...

@темы: чердаки и подвалы, размышлизмы, книги

20:57 

Я сжигаю словарь nadsata...

Я сжигаю словарь nadsata -
Два листочка в пустом блокноте.
На nadsate все люди-brattу -
Veсky, kisy - все oddy knocky.
На nadsate они не пророки,
Они боги - их тоже нету.

На nadsate у них есть britvy,
Droogs и dengy. Но лица – morder.
Pony, это такая хрупкость,
Разрушает бумажка, ордер.
Один росчерк – и вот ты plenny,
Только ooz своих крепче нету.

На nadsate не выйдет думать,
Когда horrorshow не прокатит.
На nadsate не скажешь «хватит»,
Аppy polly loggy, не стоит.
Как и он ничего не стоит.
Я сжигаю словарь nadsata.


@темы: глаза в глаза, кино, книги, стихи, фанфы, чердаки и подвалы

23:15 

Заметки на полях "Blueeyedboy"

Вот если бы у меня была обычная книга эта, бумажная, вот это всё было бы подчёркнуто и заложено в ней, а поля бы были исписаны тем, что в скобках помещается.
Зачем я всё это? Хотелось прояснить некоторые моменты, кое-что выяснить, задать себе кое-какие вопросы и попробовать на них ответить.
Что дал маленький недоанализ:
1. Всё происходит в месяц. Буквально. Много-много жизней, а прошёл месяц. Зимний, с захватом Нового года. Перевалили за рубеж.
2. Большая часть постов написана поздним вечером и ночью. Финал в один день, с 4.16. до 5.32. При этом в посте, написанном в 4.16., идёт речь о приготовленном завтраке.
3. Всё сказанное будет от двух лиц - Би-Би и Альбертины. То есть все версии чувств и мыслей остальных персонажей, включая Глорию, - их понимания или авторства.
4. И, в заключение, основные мотивы и образы романа, текстово утверждаемые:
- Вина. Виноваты все, и никто виноватым быть не хочет. У главного героя метафоризуется в виде витаминного (фруктового) напитка (намертво связывая его с матерью).
- Цвет. Жизнеопределяющий для героев фактор, у каждого - свой. Кроме того, бесконечно важен в свете дара (синестезии), плотно связан с обманом. Главная роль, как не трудно догадаться, у синего.
- Музыка. О ней упоминала, а говорить могу долго и упорно, просто скажу, что к ней надо внимательно прислушиваться и в идеале - читать с ней вместе.
- Ложь, притворство. Из песчинок лжи отливается зеркало правды.
- Хищник и жертва. Здесь они в особом свете: хищник в образе хищного растения, не нападающего, не способного деятельно побороть, но представляющего собой хитроумную ловушку, из которой выбраться невозможно. Этот образ связан с матерью героя. С опасностью прочих героев и обстоятельств часто связана оса - маленький и нестрашный хищник, способный, однако, на месть обидчику. Жертва тоже сравнивается с осой, как раз выбравшейся из ловушки.
- Голубоглазый. Самый близкий и самый загадочный образ, образ-надежда, образ-воспоминание, образ-привиденье. Зеркало и дым.

читать дальше

@темы: книги, музыка, размышлизмы, чердаки и подвалы

22:55 

Калигула, или После нас хоть потоп

Мне нравится название этого романа, очень нравится.
Что до самого романа, я решила его перечитать из внезапности обращения к Калигуле. Даже и не перечитать, а посмотреть как раз на императора.
Забавно, у меня сложилось такое впечатление, что автор ужасно хочет убедить нас и себя, что Калигула был плохой-преплохой (именно с такой формулировкой, да). Но при этом горячем желании он явно погрузился в тему и от правды-то ему уйти жутко сложно. Это порождает разные казусы.

читать дальше

@темы: книги, чердаки и подвалы, размышлизмы

20:55 

Жаления

Набираю заметки к "Blueeyedboy" и до смерти жалею, что Макдауэллу не сыграть в нём, если экранизируют. Для него тут раздолье было бы аж в двух лицах, думаю.

@темы: кино, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

22:02 

Повелитель мух

Мы вот привыкли считать, что цивилизация - это плохо, а возвращение к природе - хорошо. Голдинг чрезвычайно точно заметил своим романом - это ведь смотря что считать цивилизацией. Быть человеком - это тоже она.
Меня вот озаботил вопрос - а отчего эта книга считается антиутопией? Будущее здесь весьма недалёкое, всё, что изменилось - идёт война. Общество, насколько мы можем судить, не очень-то отличается от современного автору. Так отчего антиутопия?
Мне кажется, что "новый мир" здесь - этот вот остров. Вот сюда мы придём, по Голдингу, если и дальше станем терять огонь ради того, чтобы забить свинью. Вот сюда мы придём, если разрешим себе заменить лица масками. Вот сюда мы придём, если страху станем приносить жертвы, заменив Зверя. Сперва обезумеем от страха, а потом дадим ярости сменить его, чтобы сохранить хоть какую-то реальность.
То, что герои - дети, неслучайно. Дети - будущий мир, всегда. Дети быстрее освобождаются от социальной шелухи. И от человечества наносного быстрее освобождаются, если нет в них своего, нутряного. Дети - беззащитны, они уязвимы без взрослых настолько, что сердце щемит. Уязвимы в первую очередь от себя самих.
Голдинг часто здесь обращается к мифам. И остров, где обычно юные боги спасались и их растили добрые наставники, превращается в абсолютно равнодушное, хрупчайшее из возможных мест заключения, наполненное страхами. Свинья, так нужная для пропитания, становится новым даром неведомому богу, и тут же - самим богом, воплощением его. Перед ним в ужасе, от него откупаются, от него бегут. Прометеев дар. огонь, становится символом не спасения, даже; точнее, несомненно, спасения, но глубже, чем это видно на первый взгляд. Спасение ведь принесли не взрослые, сами дети, держа огонь, готовы были себя спасти. Потеряв его - потеряли надежду на спасение.
И мучительно наблюдать, как и Ральф потихоньку отпускает, забывает этот огонь, в "новом мире", на острове, становясь не хищником-дикарём, подобным Джеку, а загоняемой жертвой. Почувствовав при этом крови, приобщившись к ней. Тяжело смотреть на не потерявшего себя, но не способного что-то изменить Хрюшу, о том, как он стал нужным, сгинув, но остался непонятым для всех и одиноким.
Отдельная моя боль - Саймон. Чуткая душа, мечущаяся между цивилизацией, для которой он чудик даже больший, чем Хрюша, и дикарством, для которого он - опасный непонятный чудик. Что-то в нём есть от того малыша, чьё лицо было так заметно до пожара.
Язык Голдинга невероятен. Даже в переводе эффект присутствия завораживает. Ты там, ты видишь их и чувствуешь в воздухе их страх, ярость, напряжение. Ужас в финале и эта сметающая боль Ральфа, боль, заставляющая поверить в хрупкость человечности.

@темы: книги, глаза в глаза, чердаки и подвалы, размышлизмы

22:00 

1984

Пока читала, никак не могла отделаться от мыслей о "Мы" Замятина. Никак не могла определиться, где безнадёжнее, миры-то и ситуации похожи очень и очень.
Здесь герой тоже даёт обманную надежду. Он - часть системы несомненно, но он её враг. Он не хочет быть её частью. Надежда, пришедшая с ним, бескрыла, она почти не дышит. Но она есть.
Потом приходит любовь. На самом деле нет её, но так хочется верить, что это она. И мы верим. И в борьбу обоих верим. Хоть вся любовь и совместная борьба в одной фразе - "ты бунтарка только ниже пояса".
Понятно, что система сильнее отдельного человека. Но человек, его природа? Мысль? Всё изменяемо, всё очень непрочно. И дело не в том, что Смит слаб, Джулия слаба. Дело не в сумасшедших, мёртвых доктринах партии, в уничтожении не людского рода, но человеческого.
Дело в том, что Правда не менее жестока, чем Партия. Дело в том, что дважды два - четыре. Знают об этом люди или нет. Есть люди или нет. И когда их не станет, дважды два всё ещё будет четыре.
Мне кажется, зерно романа, его главный герой - Правда. А люди в этом мире вызывают только опустошение. В этом, наверное, и есть главное отличие этого романа от замятинского.

@темы: глаза в глаза, книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

00:07 

Снимается кино

Я люблю копаться в историях создания фильмов. Не выяснять всю подноготную, но составлять определённую атмосферу, царящую на съёмках.
И я встречала разные формы отношений между режиссёром и актёрами. Режиссёр - это же вообще очень уязвимый творец, он своё может создать не иначе, чем совместно с большой группой людей, которые все сами творят. И потому понятно, что приходится быть и организатором, и проявлять жёсткость в разных градациях в зависимости от характера и темперамента. Особенно когда дело касается исполнителей главных ролей, потому что поставлено на карту там много. И бывает так, что режиссёр и актёр не совпадают в каких-то моментах, не сходятся характерами, не сходятся в работе. Взрослые умные люди это преодолевают и расстаются если и не довольные друг другом, то довольные тем, что вместе сделали.
Я это к чему? Когда я стала копаться в создании "Заводного апельсина", у меня возникло стойкое ощущение, что Кубрик за что-то люто возненавидел Макдауэлла. Иначе сложно объяснить то, что на съёмках вытворялось. Тут очень подходящее фото имеется, с говорящими выражениями лиц.



А что, собственно, происходило?
читать дальше

@темы: глаза в глаза, кино, размышлизмы, книги, чердаки и подвалы

00:32 

Заводной апельсин

Это у меня теперь игра такая, ага, прочитала книжку хорошую - пофырчала на отзывы о ней.
Тут я почитала "Заводной апельсин". И отзывы.
читать дальше

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

21:28 

Шоколадная трилогия

Что умеет Джоанн Харрис - это взять за шкирку и как котёнка окунуть в Жизнь.
Это я к тому, что дочитала "Персики для месье кюре". Тысяча и одна была возможность у автора уйти в сказку, в мечту. Но только Жизнь. И это очень хорошо, пусть и тревожно.
Восток. Я восток люблю. Странное желание примерить никаб возросло.
Ещё я никогда не подумала бы, что стану так пугаться за Рейно. И что меня так напугает и рассердит простая логика маленького ребёнка.

@темы: размышлизмы, книги, чердаки и подвалы

22:52 

Леденцовые туфельки

Прочитала вторую часть шоколадной трилогии.



Читала очень наивно. Всё мне желалось Зози раскрыть, оживить, чтобы закончилось всё "пасхально", как в "Шоколаде". И вот очень мне того хотелось, а, читая, понимала, что такого не будет. И не потому, что включался злобный филолох внутри с шепотком: "Нет, нельзя двоить историю. Смысл писать продолжение, в точности похожее на то, что предшествовало?" Нет, просто видела, что история иная, оборачивается иным.

И всё же возрождение случилось, не возвращение назад, а именно возрождение. Вот за что успела Харрис полюбить, так за жизненность. Не будет как было, будет по-новому, но так же цело, а потому лучше намного.

Но путь к этому возрождению меня очень и очень тревожил. Тревожила Виан, усердно себя уздающая, тревожила Анук, чуть не превратившаяся даже для самой себя незаметно в Анни, тревожил Монмартр, к которому я и отношения никакого иметь не должна. И тревога эта до последних страниц со мной оставалась. Даже после того, как автор нашла единственно верный способ победы над Королевой Червей, способ, который в современном мире и в голову не придёт сразу, мне вот не пришёл, несмотря на то, что я им пользовалась, и может ещё придётся.

Это магическая история. Как и "Шоколад". И, что чудесно, магия здесь не отдельный мир, пусть даже прекрасный, но закрытый. Нет, магия здесь как дыхание, при всей своей осязаемости и конкретности. И эта осязаемость и конкретность не делают её чем-то из ряда вон выбивающимся.
Потому что магия рождается всё же не от правильной расстановки свеч и слов.

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

23:21 

Семь дней творения



Ещё одна замечательная книга, комментарии к которой меня сильно удивили и позабавили. Не способны оказались многие воспринять историю о Любви, обращённую к душам, а не к вполне мясным органам (вроде мозга, всё-таки не буду пошлить).

А история чудесная.

В ней люди. Помните: "Люди как люди..."? Только вот временами очень они походили на героев в финале, видимо, неспроста.

В ней ангел. Холодный и к жизни привязанный до какого-то момента желанием помогать. Не программой, искренним желанием. Потому этот ангел так на ангела не походит. Поэтому Любовь её выбрала, как думается.

В ней демон. Радующийся разрушению, но не запрограммированный на него. Влюблённый в книгу "Хилтона". И в ангела. Да, Любовь его выбрала тоже.

В ней Любовь. Которая легко совершает невозможное, при этом не перекраивая влюблённых, но меняя их, позволяя открыть для себя Шоколад и Помощь, Жизнь и Вечность. Она хрупкая, очень хрупкая, сломать ничего не стоит. Но отнять - нет, этого невозможно.

В ней Бог. Такой, правильный. Себялюбивый, беспечный, очень самодурствующий. Возмущает не это, возмущает, что он владеет знанием. Хьюстон, словом. Он - часть мира, без него никак, надо мириться.

В ней Дьявол. Он не только демократичнее и честнее Бога, у него и с иронией всё в порядке, и с близостью миру тому. Он тоже часть мира.

В ней они оба, объединённые перед Любовью, которая - так и было, должно быть - родилась гораздо их раньше, совсем от них независима, и во многом творящая. И людей, и их самих, совместно сидящих на лавочке.

@темы: размышлизмы, книги, чердаки и подвалы

22:11 

Братья Карамазовы

Домучила я их. Немножко в шоке от того, как там действительно всему итог подводится, это ж что у автора в душе твориться-то должно, ужас.

Описывать бесполезно, конечно. Поэтому немножко сбитых надёрганных фактов.

Сошлась с Иваном на том, что гармония небесная ценой детских слёз не покупается. Удивителен там Алёша (он и для Ивана удивителен, потому что, вот ведь какая оказия, не свят. "Схимник-то!.."), и очень тонок Фёдор Михайлович в этом разделении веры монастырской и веры, в мир уносимой, и потому вдвойне тяжёлой, ведь замкнуться в ней нельзя.

Ещё подумалось, почему суд над Митей именно после всего дан? Когда мы правду знаем? Что было бы, не дай так? Вот покажи сперва витиеватые речи прокурора и адвоката, которые оба ни на секунду не сомневаются в виновности его и оба не предполагают иного исхода, а вся, собственно, речь их - работа и желание выиграть у другого, "спеть лебединую песню" и т.д., но только не выяснить истину, - вот что бы было с читателем, если б сразу так их оглоушили судом? Даже и с чётким пониманием, что приговор - это "мужички за себя постояли"? Не пошли бы за речами?

"Карамазовщина" прокурора просто в конце романа умиляло. автор сам поиздевался своим "Ура Карамазову!" детскими устами.

А ещё там автор пытался прийти к общему знаменателю с Мессиром. Конечно, это ему было тяжело, по многим причинам. Потому мы даже с точность сказатью не сможем - перед нами Сатана, чёрт простой или только галлюцинация больного Ивана. Доказательства по тексту всему есть. Но я себе позволю процитировать немножко:

О природе (тут как раз указание на то, что сам Сатана, не иначе) )

О новых муках в Аду

О том, что Сатана может отпускать грехи

Об "осанне"

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

02:35 

Перечитала неожиданно Андреева

Да, в Советах бы этого не напечатали, раньше это написано. Просто выдержку дам одну, без рассуждений.


"— Но ты солгал! — сказал Фома.
— Ну да, солгал, — согласился спокойно Искариот. — Я им дал то, что они просили, а они вернули то, что мне нужно. И что такое ложь, мой умный Фома? Разве не большею ложью была бы смерть Иисуса?
— Ты поступил нехорошо. Теперь я верю, что отец твой — дьявол. Это он научил тебя, Иуда.
Лицо Искариота побелело и вдруг как-то быстро надвинулось на Фому — словно белое облако нашло и закрыло дорогу и Иисуса. Мягким движением Иуда так же быстро прижал его к себе, прижал сильно, парализуя движения, и зашептал в ухо:
— Значит, дьявол научил меня? Так, так, Фома. А я спас Иисуса? Значит, дьявол любит Иисуса, значит, дьяволу нужен Иисус и правда? Так, так, Фома. Но ведь мой отец не дьявол, а козел. Может, и козлу нужен Иисус? Хе? А вам он не нужен, нет? И правда не нужна?"


Леонид Андреев "Иуда Искариот"

@темы: книги, чердаки и подвалы

23:53 

Blueeyedboy

Очень интересные недовольные отзывы к этой книге. Вот всегда найдутся такие наивные люди, которые искренне считают, что если книга тяжёлая, оставляет неприятный осадок, режет осокой, - ранит, словом, - то книга плохая. Нет, это хорошая книга. Вряд ли я в скором времени стану перечитывать "Blueeyedboy", вряд ли вообще стану, но это хорошая книга.

читать дальше

@темы: книги, us two, музыка, размышлизмы, чердаки и подвалы

19:36 

Господа Головлёвы

Перечитала "Господ Головлёвых".
читать дальше

@темы: книги, размышлизмы, чердаки и подвалы

Его Величество Случай

главная